Меню

Авторские колонки

Застряли на первой опоре

 

20.11.2013

Вопрос о том, насколько "Рамочные стандарты безопасности и облегчения мировой торговли", единодушно принятые руководителями национальных таможенных администраций 166 стран - членов ВТО 23 июня 2005 года, соответствует методам работы и практике взаимодействия российской таможни и представителями деловых кругов рассматривается в новой статье нашего постоянно автора Анастасии Чурсиной

Объективно оценить насколько наше российское законодательство соответствует нормам и правилам ВТО достаточно непросто. Рамочные стандарты безопасности и облегчения мировой торговли - вообще не совсем понятные для российского ума термины. «Опоры», «стандарты», «технические спецификации и рекомендации для таможенного администрирования» - все это звучит очень демократично, однако вопрос о том, каким образом образом наше законодательство должно быть приведено в соответствие к этим не имеет четкого ответа.

Стандарт 4 - Системы управления рисками
Таможенная администрация должна создать систему управления рисками с целью выявления потенциально опасных грузов и автоматизировать такую систему.Такая система должна включать механизм валидации оценок угроз и решений по отслеживанию грузов,а также определения наиболее эффективных методов работы.

Не будем показывать пальцами, но в одном российском таможенном управлении так совсем не считают. Некое РТУ систематически отмечает в своих решениях, что проведение, например, осмотра с ИДК возможно и в том случае, если не был выявлен профиль риска, предусматривающий в качестве меры по минимизации рисков таможенный осмотр с применением ИДК, ссылаясь при этом на пункт 15 ведомственной Инструкции «О действиях должностных лиц таможенных органов при таможенном контроле товаров и транспортных средств с использованием инспекционно-досмотровых комплексов», утверждённой Приказом ФТС России от 09.12.10 №2354(далее Инструкция), несмотря на положения ТК ТС(статья 94) о том, что «При выборе объектов и форм таможенного контроля используется система управления рисками».

Не принимаются во внимание ни пункт 3 ст.161 ФЗ №311-ФЗ «О таможенном регулировании в РФ» №311-ФЗ от 27.11.10 (далее - ЗоТР) о том, что «При проведении таможенного контроля таможенные органы исходят из принципа выборочности и ограничиваются только теми формами таможенного контроля, которые достаточны для обеспечения соблюдения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле. При выборе форм и методов проведения таможенного контроля таможенные органы обязаны использовать технические средства таможенного контроля, предварительный анализ информации с тем, чтобы при проведении таможенного контроля не допускать нанесения декларантам, перевозчикам и иным лицам ущерба», ни статья 174 ЗоТР о том, что «таможенный контроль осуществляется таможенными органами в формах и порядке, которые установлены главами 16 и 19 Таможенного кодекса Таможенного союза, с учетом положений, установленных настоящим Федеральным законом».

Более того, в соответствии с пунктом 12 той же Инструкции «таможенный осмотр с использованием ИДК проводится в случае выявления риска (рисков), содержащегося (ихся) в профиле риска, устанавливающем необходимость проведения таможенного осмотра с использованием ИДК».

«Здесь играем, здесь не играем» получается? В законотворческих кругах это называется: контекстное толкование без взаимосвязи и совокупности норм, что несёт риск произвола со стороны должностных лиц таможенных органов и развитию коррупции. Опять же не показывая пальцами ни на кого, скажу, что по слухам «отход» от контекстного к объективному толкованию стоит 1000 рублей с контейнера, а иначе, как говорят юристы, у предпринимателя возникают существенные издержки при осуществлении экономической деятельности.

Стандарт 8 - Показатели эффективности
Таможенным администрациям следует вести статистическую отчетность, содержащую показатели эффективности, включая, помимо прочего, количество досмотренных партий грузов,… а также положительные и отрицательные результаты….

Необходимо справедливо отметить, что согласно того же пункта 15 той же Инструкции начальник таможенного поста либо лицо, его замещающее, осуществляет ежедневный контроль за обоснованностью принятых решений о применении таможенного осмотра с использованием ИДК и несёт персональную ответственность за эффективность принимаемых решений.

Однако, это неприятное слово «однако», фактические обстоятельства свидетельствуют о совсем другом:

По словам одного из предпринимателей, за весь период осуществления его предприятием внешнеторговой деятельности осмотр с ИДК проводится на уровне 80% от всего массива, приходящего в его адрес импортного груза, и за все время проведения таких осмотров ни разу не было выявлено нарушений. Ни на один из запросов предпринимателя в контролирующую таможню не было представлено информации о том, что контроль за эффективностью принятых решений осуществляется начальником таможни, начальниками таможенных постов. Ни разу не было срабатывания системы управления рисками до принятия решения о проведении таможенного осмотра с применением ИДК.

Учитывая явную неэффективность решений неназванного таможенного органа о проведении таможенного осмотра с применением ИДК в отношении товаров, и отсутствие оснований для таких решений, предприниматель выражает обоснованное сомнение в том, что такие решения направлены на обеспечение соблюдения таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства РФ о таможенном деле, а не представляют собой один из примеров злоупотребления полномочиями.

Кстати такая информация подтверждается и Северо-Западным таможенным управлением (далее - СЗТУ), на сайте которого в общем доступе имеется информация о том, что «в 2012 году таможенными постами региона активно применялись ИДК, что позволило осмотреть более 270 тысяч товарных партий, перемещенных через таможенную границу ТС в регионе их деятельности. Исходя из анализа полученных изображений произведено 1 426 таможенных досмотров, по результатам которых возбуждено 812 дел об АП и 1 уголовное дело».

В процентном соотношении это выглядит следующим образом:

по результатам ИДК

проведён досмотр – 0,53% случаев;

возбуждено АП – 0,3 % случаев;

доля возбуждённых УД настолько незначительна, что выразить её возможно только как 1 из 270 000.

Итак, очевидный факт неэффективности проведения таможенного осмотра с применением ИДК дает основания полагать, что принятие таможнями решений о проведении данной формы таможенного контроля на основании собственных убеждений, а не системы управления рисками, возможно, имеет место и в СЗТУ.

Стандарт 10 – Морально-этические качества персонала
Следует поощрять таможенные администрации и другие компетентные органы к проведению программ по предотвращению фактов несоблюдения сотрудниками морально-этических норм,а также по выявлению таких фактов и борьбе с ними.

Поскольку «грузовые и иные операции в отношении товаров и транспортных средств не должны повлечь для таможенного органа каких-либо расходов»(пункт 3 статьи 108 ТК ТС), расходы, связанные с перемещением товара в целях таможенного контроля возлагают на участников внешнеэкономической деятельности дополнительные неоправданные издержки, связанные с перемещением контейнеров с товарами в зону таможенного контроля (место нахождения ИДК) и обратно, что противоречит основополагающим принципам деятельности таможенных органов России, закреплённым статьей 11 ФЗ «О таможенном регулировании в РФ» №311-ФЗ от 27.11.10 года, а именно: принципам «предсказуемости действий и понятности требований» и «недопущения возложения на участников ВЭД неоправданных издержек».

Но тысяча рублей есть тысяча рублей, хотя мы, конечно, знаем об этом только по слухам, и «человек слаб», поэтому ожидать от неназванного таможенного органа самостоятельного отказа от явного нарушения было бы не разумным. А вот почему его действия поддерживаются неназванным РТУ, в нарушение принципа законности при осуществлении ведомственного контроля в порядке ст.24 ФЗ «О таможенном регулировании в РФ» №311-ФЗ от 27.11.10 года, вопрос остается открытым.

Как бы мы не назвали с вами все вышеизложенное – произвол или чрезмерность, избыточность или коррупция, необоснованность или неэффективность, любое из определений не свидетельствует о вкладе российских таможенных органов в укрепление первой опоры рамочных стандартов безопасности ВТО. Опоры, название которой: «система соглашений между таможенными администрациями»., что же тогда говорить о второй опоре – «партнерские отношения между таможенными администрациями и предпринимательским сообществ.

Анастасия Чурсина

Эксперт НП «ГПУ ВЭД»

 

 
 

Контакты

Россия, 125212, г. Москва,
Выборгская улица, 16с1.
+7 (499) 557-00-57
client@finneast.com

На все Ваши вопросы ответят наши лучшие специалисты: